- u-men.warlab.info -
добавить в избранное   сделать стартовой
     U-Men > музыкальное воздаяние > Восьмидесятые: десятилетие индастриала

"80-е: десятилетие индастриала" - часть 1.



Введение

Ушедшее десятилетие породило и возвело в ранг звезд целую плеяду представителей так называемой индустриальной музыки, которая казалось, преобладала в европейской культуре андеграунда середины 80-х. Если вспомнить атмосферу того времени, когда жизнь казалась отвратительной, а общество было чем-то таким, с чем приходилось мирится или от чего тошнит, и новая молодежь подвергалась ударам этой мрачной жизни, полной отчаяния, безработицы и постоянной угрозы надвигающегося социального краха и глобальной катастрофы, то становится понятно, почему именно такая музыка завладела умами и душами целого поколения. Она, словно эхо, отражала жестокий, отталкивающий социальный климат тех времен, и в виде идеи - музыка как нечто отвратительное - была подхвачена людьми из EINSTURZENDE NEUBAUTEN, TEST DEPATMENT, LAIBACH, SPK, THE COIL и FOETUS и поднята до за облачных вершин.

В причинах, тенденциях и последствиях индустриальной революции еще предстоит разобраться, а пока мы предлагаем познакомиться ближе с некоторыми из наиболее значительных представителей "индастриала"

Рождение новой цивилизации.

"FOETUS - это моя навязчивая идея, ставшая моей плотью"

Джим Терлуелл

Что может быть общего между такими темными личностями как Филип Тосс, Клинт Руин, Фрэнк Вонт и такими странными группами как FOETUS, UBER FRISCO ("Зародыш над Сан-Франциско"), FOETUS ALL NUDE REVUE ("Всеобнажающее обозрение зародыша"), YOU'VE GOT FOETUS ON YOUR BREATH (Зародыш входит в вас с каждым вздохом), PHILLIP AND HIS FOETUS VIBRATIONS (Филип и вибрации его зародыша) и SCRAPING FOETUS OFF THE WHEEL ("Соскабливание зародыша со стенок матки")? Ответ очень прост - Джим Терлуелл (а все это - его псевдонимы, есть и другие, но они не для брезгливых), человек, который скрестив готику THE SISTERS OF MERCY с синтезаторными шумами CABARET VOLTAIRE, создал невероятный скрежещущий звуковой ужас с элементами "этнической музыки еще неродившейся цивилизации".

Сам же он впервые приехал в Великобританию из Мельбурна в 1978 году вместе с первыми вылазками передового австралийского отряда пост-панковской генерации в лице THE SAINTS и THE BIRTHDAY PARTY, и в то время, когда последние только собирались в свой незабываемый тур по стране, Терлуелл обосновался в одной из многочисленных лондонских студий, где начал работать с моло дыми сердитыми электронными группами типа WHITEHOUSE и NURSE WITH WOUND (с которыми он записывался под разными масками все 80-е)

К 80-му году он скопил достаточно денег, чтобы записать свою первую вещь как FOETUS "QKFM" представлял собой переплетение замысловатого синтезаторного звука, белых шумов и агрессивного ритма, чем-то напоминавшее ранние работы D.A.F. и KRAFTWERK и стал как бы пробой на вкус его последующих творений.

"Я сделал первый сингл за один день, смонтировал его
сам, позвонил распространителям, получил место в
передаче Джона Пила, чтобы его сыграть. Короче, вся
та же старая история".

Затем последовала цепь противоречивых и несогласующихся друг с другом синглов и альбомов все разрастающейся галдящей семейки "Фитусов" под маркой THIRLWELL'S SELF IMMOLATION ("Самопожертвование Терлуелла"). Но широкой музыкальной общественности его имя стало известно лишь в 82-м году, после появления на Британском телевидении в компании с только вспыхнувшей звездой танцевальной сцены - Марком Алмондом из дуэта SOFT CELL и последующим успехом в независимых хит-парадах альбома EINSTURZENDE NEUBAUTEN "Strategies Against Architecture", выходу которого в Англии во многом способствовал Терлуелл.

"Первые шесть записей все до одной были сделаны на
мои деньги и мной же распространены, но потом деньги
перестали течь и тогда я обратил внимание на
EINSTURZENDE NEUBAUTEN После чего Стиво (бос
SOME BIZZARE RECORDS) предложил мне самому сделать
что-нибудь для его компании, и я подумал, что это
было бы здорово".

"Hole" (1984), первый совместный продукт Терлуелла и SOME BIZZARE явился заметным событием. Взрывная смесь из забойной агрессии, злобных текстов, металического бита с использованием звучания злейшего врага индустриалистов -попа ("Satan Palace" была остроумной пародией на BEACH BOYS) шокировала и приятно щекотала нервы слушателей и сделала "Hole" одним из самых возбуждающих и в то же время отталкивающих альбомов года. Его вершиной была острая политическая драма "I'll See You In Poland Bady" - тайный диалог между Гитлером и Сталиным о разделе предвоенной Европы, который смог воспарить до уровня глубочайших внутренних переживаний, став причудливой метафорой человеческих взаимоотношений каким-то образом превратившихся в наглое декларирование эротизма: "Я слышал, у тебя в штанах - шестидюймовая гарантия односторонней безопасности / Прекрасно, мы подпишем обоюдный пакт о ненападении". Одна из музыкальных газет даже дошла до заявления: "Из всех печальных песен, что являет нам этот печальный мир, печальнейшая написана SCRAPING FOETUS OFF THE WHEEL".

Следом появился целый ряд потрясающих танцевальных синглов - "Calamity Crush" ("Удар судьбы" ), "Wash It Off" ("Смой") и "Finely Honed Machine" ("Остро отточенная машинка") продолживших попытки Терлуелла дестабилизировать музыкальную сцену: тут вы замираете на месте от милитаристского ритма, там вас сбивает с толку тесное соседство счастливого попа и тошноты.

"Nail", пожалуй, самая блестящая работа Терлуелла, вышел в 85-м году. Искусно построенное, почти симфоническое путешествие в ад собственного мозга через мрачную череду убийств, ненависти, грубости и самоотрешения до кульминации звуковой оргии номеров "!" и "The Throne Of Agony" подняло очарование Терлуелловской отвратительности до новых невообразимых высот. Танцевать, правда, под это не смог бы ни один, даже самый радостный клинический идиот

"Hole" был почти автобиографическим альбомом, он
рассказывал о том времени в моей жизни, которое не было
очень веселым. "Nail" же это целый каталог подавленности
любого человека и меня лично в - "The Throne Of Agony".
Я стал замечать, что данная тема приходит ко мне все
чаще и немного расширил ее".

Разгоревшийся почти сразу после выпуска "Nail" странный и непонятный спор между Терлуеллом и SOME BIZZARE привел к тому, что он переехал жить в Нью-Йорк и большую часть времени занимался побочными проектами с Роли Мозиманном - WISEBLOOD, Марком Алмондом - FLESH VOLCANO и Лидией Ланч.

Следующий полновесный продукт самого Терлуелла - "Thaw" вышел лишь в 88-м году. Находящийся далеко за гранью нервного срыва, сверх агрессивный и злобный образец тотально-маниакальной истерии, он вызывал лишь одно единственное желание - забиться в угол и молить о пощаде. Как это ни удивительно, но Терлуелл услышал и внял этим молитвам и, сбавив обороты, за последующие два года опубликовал лишь единственный сборник "Sink" (1990), в который вошли сингл "Ramrod", почти весь мини-альбом "Веdrосk" и несколько редких и не выходивших ранее вещей, записанных для датского радио.

С грохотом ворвавшись в 90-е годы, локомотив "индастриала", ведомый группами THE MINISTRY и NINE INCH NILES, в той или иной степени использовавшими идеи Терлуелла, несется в неведомое будущее стремясь достичь сверхзвуковых скоростей, а Джим тем временем расплевался все-таки с SOME BIZZARE и ликвидирует последствия своего временного отсутствия: гастролирующий состав FOETUS CORRUPTUS, укомплектованный бывшими участниками THE SWANS, пытается восполнить пробел в концертной деятельности ("Rife" (1991), "Male"(1992)), а студийный коллектив STEROID MAXIMUS исследует бескрайние джазовые горизонты ("Quilombo"(1991)) и экзотические напевы той самой таинственной цивилизации, существование которой стало теперь чуть более реально ("Gondwanaland"(1992))

В заключение хочется добавить, что довольно обширная дискография Терлуелла-"Фитуса" - всего лишь видимая часть "зародыша"; его присутствие в различных формах можно обнаружить на альбомах VIRGIN PRUNES, THE COIL, THE THE, THE PIG, THE SWANS, THE CRANES и EMF, хотя, подобно своему собрату по жанру - диковатому Элу Юргенсену, его деятельность в качестве звукоинженера / продюсера / соавтора гораздо более сдержанна, чем дух собственной музыки.

А новые проекты Терлуелла - не за горами, и они обещают быть столь же яростными неистовыми и непредсказуемыми как и предыдущие сотрудничества Что-то он интересно еще сделает из нежнейшего, добрейшего мира в котором мы сейчас ЖИВЕМ?



"80-е: десятилетие индастриала" - часть 2.

Вольный ветер с восточных Альп

"Мы - дети соцреализма и внуки авангарда"

Из пестрой вереницы музыкальных событий 1995 года одно, думается, обладает для нас гораздо большим историческим значением, чем может показаться на первый взгляд - это выступление в ДК им. Горбунова самых прославленных (после маршала Тито и режиссера Эмира Кустурицы) югославов - легендарной группы LAIBACH. И не важно изменилась ли в результате система морально-этических ценностей большинства людей или нет. Просто то, о чем никто никогда не говорил и не мечтал, свершилось и стало логическим продолжением повести которую стоит рассказать.

Бурные политические процессы 80-х наглядно показали уход (в том числе в мир иной или по другим причинам) с поста руководителя тоталитарного государства неизбежно приводит к обострению экономических социальных проблем, кризису идеологии и краху, казалось незыблемых общественно-политических формаций, и как результат выход из подполья и широкое развитие неофициальной культуры

В год смерти И. Броз Тито в городе Трбовле в Словении, бывшей тогда еще частью единой и социалистической Югославии, начало деятельность неформальное объединение молодых художников - LAIBACH. Желание подобрать к выставкам своих индустриальных картин и пространственных форм подходящее звуковое оформление самым естественным образом подтолкнуло их к созданию собственной музыки. Первые участники группы не известны, признавая лишь коллективное творчество, они не афишировали имена, но с определенной уверенностью можно назвать людей составляющих ядро LAIBACH с середины 80-х Милан Фрас, Эрвин Матшек, Деджан Кнез и Иван Новак.

Долгие три года заняли попытки направить все имеющиеся в их распоряжении технические средства на уникальное тотальное разрешение посредством музыки проблемы западного упадка. Пробным шагом на этом пути стал магнитоальбом 83-го года (объединенный с группой THE LAST FEW DAYS), сумевший расположить руководство национального звукозаписывающего концерна RTV и даже подготовить в его студии целую пластинку "The Sky Glow", так никогда и не увидевшую свет. Причиной тому послужили провокационные и антиобщественные с точки зрения социалистической морали действия LAIBACH: запись "порочащая честь" югославского национального гимна для итальянского сборника "World National Anthems" и скандал на загребском фестивале искусств, где музыканты появились на сцене в военной форме и нарукавными повязками с крестом, вписанным в зубчатое колесо (этот элемент стал впоследствии их графическим символом).

Странная, угрожающая какофония звуков, сопровождавшая фильм, в котором были смонтированы кадры из жизни послевоенной Югославии, парады нацистских войск и тошнотворные подробности хирургических операций до смерти напугали устроителей фестиваля, заставив их прекратить выступление и тем самым способствовать росту интереса к группе. Однако, в то время, когда все пытались хоть что-нибудь узнать о LAIBACH, они лишь запутывали и сгущали вокруг себя атмосферу непонимания и отчуждения, позволяя довольно смелые и парадоксальные высказывания об истории и политике тоталитарных режимов. В результате, последующие концерты группы заканчивались аналогично загребскому. "Выходя на сцену мы заранее настраивались на арест", - вспоминали они позднее в одном интервью. Постоянное нарастающее психологическое давление вынудило одного из них, Томаса Хосника, покончить жизнь самоубийством. Редкими документами этого жуткого периода являются три вещи "Sila","Boji" и "Brat Moj", выпущенные небольшой бельгийской компанией LAILAH и британский сингл "Panorama".

В 1983/84 годах LAIBACH удалось-таки совершить поездку по европейскому континенту с явно провокационным названием "Турне по оккупированной Европе" (результатом его явился целый ряд концертных магнитоальбомов). Если учесть, что они исполняли материал на немецком языке, a LAIBACH, к тому же, это название столицы Словении-Любляны времен Австро-Венгерской империи и фашистской оккупации, то становится понятно, почему к группе сразу пристал ярлык нео-нацистской от которого им так и не удалось до конца избавится. Не стоит забывать, на дворе стоял оруэлловский 1984 год, в котором не было места не только какому-либо особому взгляду на историческое прошлое, но и исторической правды как таковой, не говоря уже об аллегориях и иронии по отношению к "преданиям старины далекой". Будущее LAIBACH было предопределено - на нем стоял не менее внушительный, чем на собственной эмблеме крест, и собранные западногерманской фирмой WALTER ULBRICHT SCHALLFOLIE записи группы 80-84 годов - "Rekapitulacija" так и остались бы, по-видимому, единственным сёрьезным вещественным доказательством ее существования, если бы не резкое и неожиданное потепление политического климата.

Где-то на бескрайних и заснеженных просторах необъятной матушки России началось, прогремевшее чуть позднее залпом Чернобыльской АЭС, беспримерное, странное и противоречивое историко-политическое действие с давно забытым названием "перестройка". Результаты ее быстро и зримо почувствовались во всем мире, и вдруг стали реальными совсем немыслимые ранее вещи.

В 85-м году словенский институт культуры утвердил концертную программу движения NEUE SLOWENISE KUNST: грандиозное шоу с участием группы пластики, двух театральных трупп и студии графики "Новый Коллективизм". Музыкальное сопровождение обеспечивали, естественно, LAIBACH, они же были главными идеологами и вдохновителями всего мероприятия. Об идеологии группы много говорилось в нашей прессе в связи с функционированием летом 1992 года в Москве посольства NSK и тем более во время недавнего визита LAIBACH в Москву и Минск. Опираясь на эстетику соцреализма, итальянского футуризма, официального искусства Германии 30-х годов и применяя принцип ретроградизма истории, предполагающий переход в будущее через осмысление и творческое использование всего накопленного опыта прошлого, они исследуют деформации сознания, вызванные поставленным на службу власти институтом культуры. Их можно считать деструктивными и в то же время - как нечто новое, прогрессивное, смотря какую точку зрения выбирать. Выросшие в атмосфере загнивания развитого социализма LAIBACH воспринимают мир иначе большинства представителей других стилей, а своеобразие и неповторимость их музыки очевидны.

На раннем этапе она представляла мрачные механические пульсации с текстами, напоминающими политические манифесты (в качестве некоторых из них использовали речи маршала Тито). Первым широко известным документом тоталитарного индустриализма стал альбом "Nova Akropola" (1985), выпущенный на независимой британской этикетке CHERRY RED. Свежесть музыкальных идей, политическая зрелость и их гармоничное взаимодействие были высоко оценены музыкальной общественностью, но LAIBACH явно не вписывались в гитарно-пост-панковскую колею CHERRY RED и в скором времени получили долгосрочную прописку на MUTE RECORDS. В 1987 году грандиозный и выдающийся "Opus Dei" высоко держа знамя революционного тоталитаризма просекой прошел сквозь лагерь индустриалистов, водрузив его на одиноко стоящей заснеженной вершине. Именно на этой пластинке в полной мере представлен весь творческий арсенал LAIBACH: милитаристская мощь ударных, имперский размах и гремящий вокал Милана Фраса, способный пробудить первозданные стихии. Как бы желая показать, что репрессивные методы лежат в основании и самых демократических обществ, на альбоме присутствуют версии таких известных композиций, как "One Vision" из наследия QUEEN и "Life is Life" группы OPUS. Все они, разумеется, мало напоминают оригиналы. Незатейливый легкомысленный пустячок из репертуара OPUS в интерпретации LAIBACH превращается в могучий жизнеутверждающий гимн всего живого заставляя, буквально, застыть на месте от ощущения бесконечного и божественного величия окружающего мира.

Никого не удивило как легко и непринужденно "Opus Dei" преодолел верхнюю планку британского инди-топа, поставив тем самым группу в довольно щекотливую ситуацию. Постоянно подчеркивая некоммерческий характер своей музыки LAIBACH тем временем оказались в положении типичных звезд. В этот момент "стерлась грань между бунтующим индустриальным тоталитаризмом и новым костюмом Боя Джорджа" Отчетливо осознавая всю сложность текущего момента они прибегли к излюбленному способу - провокации, замахнувшись на несокрушимые авторитеты британского рок-истеблишмента: THE ROLLING STONES и THE BEATLES.

Осенью 1988 года на музыкальном рынке появился первый из трех макси-синглов "Simpathy For The Devil" (объединенные в 1990 году под одной обложкой). Непосвященный в детали человек прослушав их вряд ли догадается, что ему предложили восемь вариантов одной и той же песни. Пропустив через призму своего воображения известный шедевр Джеггера - Ричардса, LAIBACH получили удивительно новую разнообразную и пеструю звуковую палитру. Еще более тщательной звуковой дисперсии подверглись на альбоме "Let It Be "(1988) композиции с одноименной пластинки THE BEATLES. Весело закрученные в духе причудливого азартного кабаре, баварского пивного марша или исполненные с милитаристской помпой и артиллерийским ритмом они приобретают совершенно иной характер и эмоциональный накал, воплощаясь в абсолютно новые и не имеющие аналогов музыкальные формы. "Let It Be" был весьма благосклонно принят не только прогрессивной музыкальной прессой, но и лично Полом Маккартни и Джорджем Харрисоном, являя триумф тоталитарного индустриализма, а поклоники LAIBACH были в неописуемом восторге, неостывавшем даже после дальнейших крутых поворотов на их Творческом пути. В последующие четыре года увидели свет музыка к поставленной в рамках NSK еще в 1986 году шекспировской пьесе "MacBeth" (1989) (данное произведение одними было признало чуть ли не лучшей работой группы, а другими - просто проигнорировано) и до краев заполненный модными танцевальными ритмами, многочисленными сэмплами и религиозными песнопениями фундаментальный "Kapital" (1992), неожиданно сделавший голос LAIBACH почти неразличимым на фоне современного широкого кислотно-щелочного разлива

"Возвращение" к истокам состоялось в 1994 году при поддержке всей боевой мощи Северо-Атлантического военного блока "NATO" содержит полный набор традиционного беспроигрышного стиля LAIBACH неповторимый вокал Милана Фраса, мощный звуковой напор ритм-компьютеров, изысканное исполнение вещей из репертуара PINK FLOYD, EUROPE, STATUS QUO, D.A.F. и тем не менее вызывает чувство легкого разочарования. Приятна попытка создать очередной "Opus Dei", но нужно ли это в 94-м году?

Однако времена меняются. В Польше к власти пришли левые силы, позиции коммунистов в нашей стране как никогда сильны. Если события и далее будут развиться в таком русле, то вполне, осязаемой реальностью становится появление в недалеком будущем альбома LAIBACH с названием "Neue СССР" или, скажем, "Russka Akropola", и зазвучит над планетой громоподобный голос четко впечатывающий в уши ошалевшей публики такие слова:

"Широка страна моя родная
Много в ней лесов, полей и рек"
Голосуй за Зюганова и В.В.Ж. и ты дождешься этого, ДУБИНА.



"80-е: десятилетие индастриала" - часть 3.

Вопль падающего дома

EINSTURZENDE NEUBAUTEN. Если кто-нибудь сможет произнести это вслух и сделает менее 5 ошибок, получит поощрительный приз. Так как мы не претендуем на место даже в первой десятке, то ограничимся сокращением (EN) и переводом.

Итак, "Рушащиеся Новостройки". Откуда такой извращенный макабрический "гальгенхумор?!" - в ужасе воскликните Вы залезая под кровать и накрывая голову подушкой. А-А-А, сразу видно, не бывали Вы в Западной Германии конца 70-х: безработица и наркомания, гангстеризм и проституция, по ТВ - сплошной поток брани, насилия, секса и оболванивания, плюс неуклонный рост венерических заболеваний и уже бродит призрак СПИДа, короче, подвальная депрессия и всеобщая бездуховность, блин. Обездоленный Кристиан Эммерих, съедаемый желанием уничтожить существующее мироустройство, а вместе с ним и обывательскую культуру и решая какой метод выбрать для этого бандитизм, промышленный шпионаж или цепь лежачих забастовок, находит единственный верный - музыкальный терроризм.

Прихватив старенькую обшарпанную гитару, псевдоним Бликса Баргелд, пару кирпичей с ближайшей строительной площадки, а заодно и недовольного нищенской заработной платой и невыносимыми условиями труда каменщика Эн.У. Унруха, он совершает первый террористический акт - где бы Вы думали? - в какой-то каменной дыре, под пересечением дорог берлинского Автобана.

Сохранилась реликтодая видеозапись данного действия: полусогнутый Бликса подпирает головой бетонное перекрытие с осыпающимся песком и пылью, извлекая из гитары отвратительные монотонные звуки, а Эн.У. остервенело лупцует кирпичами по металлическим конструкциям. Самый сомнительный дебют в истории рок'н'ролла. На шум ринулись озлобленные наглым поведением непрошенных гостей на своей территории местные бездельники и наркоманы Александр Хакке, И.Эм. Эйнхейт и Марк Чанг, вооруженные молотками, трубами, пустыми бочками и прочим строительным хламом вполне пригодным для ведения локальных боевых действий, но были наповал сражены новым и очень доступным способом музицирования и незамедлительно влились в состав EN. Окрепнув численно и технически группа нагло и вероломно отвоевала одну дорожку на сборнике "Schwarz" (81) малюсенькой беззащитной берлинской фирмы Zick Zack, испытывающей серьезные проблемы с подбором исполнителей.

Эта наивная и доверчивая компания согласилась и на выпуск ужасного скрежещущего винилового блинчика "Kollaps"(82). Неистовая индустриальная молотьба кувалд, отбойных молотков, дрелей и турбинок, сквозь которую с трудом пробиваются расстроенные гитары и истошный вокал, пользуется скромным успехом среди психически неуравно вешеных личностей и извращенцев, испытывающих полное сексуальное удовлетворение лишь терроризируя соседей громкой музыкой. Японцы молчаливо недоумевают.

Вызванные EN колебания эпимезозойской европейской геологической плиты пробудили из спячки оголтелого Джима "Фитуса" Терлуелла. Быстро обнаружив источник беспокойства и родственность душ, он хитро заманил их в подвалы Some Bizzare Records своего приятеля Стиво. Так появились первые британские опусы германских аудио-террористов. Чуть менее диковатый "Drawings Of Patient O.T." (83) принес некоторое снижение уровня шума и пару дорожек, отдаленно напоминающие песни, а собранная "Фитусом" коллекция "Strategies Against Architecture" (83) - представила ранние нервно-металлургические заготовки, используемые EN в борьбе против человечества. Пластинки покупаются клиническими садо-мазохистами, некрофилами и десятком-другим японцев, и крайне не рекомендуется для танцев и в качестве интимного фона для вечеров с любимой девушкой. Гораздо большее воодушевление вызвали, регулярно устраиваемые EN побоища на сценических площадках, многие из которых были в самом прямом смысле разрушены и сожжены. Именитый американский режиссер Оливер Стоун, обвиняя современную публику в равнодушии, изрек: "Сегодняшние зрители будут смотреть сцены Апокалипсиса и Страшного суда подавляя при этом зевоту". Может он и попадал в настоящие переделки во Вьетнаме, но на концетрах EN не был, это точно. Если здесь кто-нибудь и разевает рот, то только для того чтобы спасти свои барабанные перепонки. Концертник "2М"(84) обжигает даже при полностью выключенном звуке. В 85-м году бушующий вулкан воображения берлинских радикалистов выплюнул раскаленный сплав традиционного шума, бьющегося стекла, вибрирующих пружин, инфразвукового сейсмологического баса, авангардной оперы и потусторонних танцевальных ритмов.

"Halber Mensch" приходится по вкусу любителям тяжелого изнурительного физического труда, глухо-немым эстетам и тысяче-другой японцев, но абсолютно противопоказан нежным, впечатлительным, легкоранимым душам, поэтам и романтикам.

Выжатые, изнуренные, оглохшие и контуженные работой EN долго не могли унять дрожи в руках и только в 87-м году отважились на создание тихого-претихого альбомчика с бесконечно длинным названием "Fuenf auf der Nach Obemn Offenen Richteiskala". Шепчущий вокал заглушает станки, механизмы и детали машин, грохочущие так нежно, будто боясь разбудить спящую в соседней комнате старенькую бабульку, но доводит до крайнего нервного перевозбуждения, заставляя выкручивать до максимума ручку громкости, дрожа при этом от страха: "Щас как рванет!" Психически неуравновешенные личности, всякие извращенцы, глухо-немые эстеты, садо-мазохисты, некрофилы, кузнецы и молотобойцы пребывают в полном недоумении, японцы, однако, раскупают пластинку тоннами.

В ноябре 89-го в основательно подгнившем Восточногерманском королевстве все-таки рвануло и Великая Германская стена рассыпалась в пух и прах. На ее обломках шустрый и предприимчивый Роджер Уотерс с большой пользой для себя разыграл героико - рок'н'ролльное представление "The Wall". На сцене воодушевленно кривлялись SCORPIONS, трогательно пела Шинед, безумствовал краснознаменный хор мальчиков-зайчиков... о EN не вспомнил никто. Еще бы, эти новоявленные кумиры театральных режиссеров и авторы строгого камерного альбома "Haus Der Luege" (89), вызвавшего панику на Токийской бирже ценных бумаг, далеко ушли от юношеского нигилизма, непременно требующего тотального раз рушения мира и обязательного пинка под зад бедняги Людвиг Вана. Как обычно, все в мире происходит медленно и неверно, и почести достаются не тем, "кто ковал победу в подполье в тылу врага, а участникам великих костюмированных, дорогостоящих и заведомо беспроигрышных сражений. Историческая миссия EN была выполнена. Аккуратно сложив кирпичи, трубы и листовой прокат и обесточив промышленное оборудование они разбрелись по разным углам: причесанный и облаченный в шикарный костюм Бликса священодействовал в стане Ника Кейва, Александр - в CRIME & THE CITY, SOLUTION, барабанщик И.Эм. Эйнхейт сколотил весьма и весьма недурной сольник "Stein".

В 91-м году MUTE RECORDS, пытаясь восстановить историческую справедливость издала второй том "Стратегий Против рхитектуры" и вызвала целую бурю восторга и одобрения среди аскучавших, было, эстетствующих меломанов. Японцы же просто с ума посходили и раскачивая Фудзияму, скандировали "Е-Ни жив! Е-Ни жив!" (что-то вроде "Смерть или EN!").

Делать нечего, соскоблив ржавчину и копоть с долбилок, скрипелок и камнедробилок, смазав подшипники "Литолом", заправив бензином и мазутом станки и инструменты EN взяли и выдали - О Боже! - "Tabula Rasa" 93). Какое здесь можно обнаружить богатство звуковых красок, глубину воображения, благородство идей, изящность исполнения, гармонию музыкальных форм, таинственную недосказанность и трепет лирической чувствительности.

Пластинка настойчиво рекомендуется для танцев в качестве интимного фона для вечеров с любимой девушкой, а так же всем нежным впечатлительным, легкоранимым душам, поэтам и романтикам. Японцы - ах, эти смешные японцы, радовались, как дети и плакали от счастья, и даже усомнились в божественности музыки самого преподобного Секи Асахары.

И еще минуту внимания. Недавно в Челябинске рухнул совсем новый и вполне пригодный для жилья дом. Смешного в этом мало. Ведется следствие. EN ответственности за происшествие на себя пока не взяли. Министерство сейсмологии предупреждает: Внимательнее следите за поведением пиявок в банке и за гастрольными афишами своего города, и тогда Вы точно не пропустите уникального и неповторимого зрелища!

А все, что Вы услышите после EINSTURZENDE NEUBAUTEN - это ТИШИНА.


*макабрический - мрачный, кладбищенский (фр.)
*гальгенхумор - мрачный, кладбищенский юмор (нем.)



голосуй за сайт!

разделы:
главная
концепция
FUCK
библиотека
* true art
MIND
музыка
ссылки
контакт
гостевая

промо
- DeadChannel.Ru -
- МП44 -
- DeadMologa -

©2001-2007 Constructed by Дыворлов
  exec time: 0.00 secs. GZIP applied
тотальный андеграунд: взгляд в индустриальную, киберпанк и другие контр-культуры в поисках Правдивого Искусства... Концепция и Идеология